Наши Сервисы: RSS Подписка

...А на войне она была зенитчицей

    Маня очень забеспокоилась, когда услышала за своей спиной характерный, явно не собачий лай.

    - Волки, - промелькнуло у нее в мозгу, и женщина от страха прибавила шаг.

    Но ее путь по безлюдной дороге, по бокам которой стеной стояли лесополосы, был неблизок. Да и ноша - наперевес поклажа через плечо и две сумки в руках - не давала возможности бежать. А перед глазами стояли лица ее восьмерых ребятишек, оставленных дома в селе и ожидавших маманьку с самым желанным лакомством - ржаным хлебом.

    Но волки не отставали. И бедная женщина, чтобы выжить, обливаясь слезами и ломая буханку, стала бросать через плечо куски еще теплого хлеба. Она не помнила, как дошла до дома, приползла, зная, что в сумках не осталось ни крошки.

    - После того случая с одной нашей селянкой я стала брать с собой кого-то из детей, - вспоминает Лидия Матвеевна Андреянова. - И вперед: двадцать пять километров до Сызрани и столько же назад, чтобы купить хлеба для своих пятерых детей.

    Спрашивается, какой же охраной мог служить несовершеннолетний ребенок? Да, наверное, с ним-то еще страшнее было: ведь дикие звери легко могли забрать и его коротенькую жизнь. Но почему-то тогда Лидия об этом не думала.

    - Наверное, тогда ваш колхоз занимался производством зерновых культур? - спрашиваю я. - И что, нельзя было как-то потихоньку насобирать то, что осталось после уборки на полях?

    - А ты про колоски-то слыхала, за которые на десять лет сажали в тюрьму? - тихо спрашивает меня 90-летняя женщина, и ее водянистые глаза вдруг становятся колючими, строгими.

    - Сестра моя Нюра на тракторе работала. День и ночь в поле была. И она боялась снопик прихватить. Кабы вы только знали, как мы тяжело жили, голодали и ничего хорошего сызмальства не видали! - Лидия Матвеевна горестно качает головой и замолкает.

    Но так хочется слушать ее снова и снова. Потому что она - одна из немногих оставшихся в живых, рожденная в 1924 году, представитель той эпохи, свидетель и участник Великой Отечественной.

    Про военные годы Лидия Матвеевна много говорить не любит. В 1943-м их, восемь девчонок из Новоспасского района, призвали на фронт. Так юные сельчанки спустя несколько месяцев учебы стали зенитчицами. К тому времени в семью Лиды пришло три похоронки на старших братьев. Война жестоко шагала по земле, ломая человеческие судьбы и собирая свою страшную жатву.

    Ярким моментом в жизни юных зенитчиц будет отеческое отношение к ним парторга, который как мог заботился о них. И только  вздыхал, глядя, как малюсенькая Лида с ее крохотными ножками надевала сапоги 45-го размера.

    - Вы, девоньки, берегите себя, - часто повторял он, - вам ведь еще надо будет детей рожать...

    В звании ефрейтора Лидия демобилизовалась и вернулась в родное село. Но на постоянное житье перебралась в г. Сызрань и поступила работать на завод пищевых концентратов.

    Вскоре она встретила своего односельчанина Василия, который только что демобилизовался. Они хорошо знали друг друга, так что долго тянуть не стали: поженились, поняв, что вдвоем будет легче выжить. Вернулись молодые в родное село и стали обустраиваться. Один за другим на свет появились пятеро ребятишек.

    Лидия Матвеевна не скрывает, что семья жила тогда более чем скромно, хотя трудились оба с мужем не покладая рук. Василий заготавливал лес, она работала в поле. Так как школы в селе не было, ребятишки в какой-то момент жили в интернате. Но Лидия Матвеевна понимала: им всем надо учиться, чтобы стать людьми. После восьмилетки  дочери Люба и Ольга получили профессии в сызранском медучилище, сыновья тоже не остались без образования.

    А потом у Лидии Матвеевны умер муж. И дети перевезли ее из села в Сызрань.

    Сейчас у Лидии Матвеевны шесть внуков и девять правнуков. И так случилось, что живут все они недалеко друг от друга.

    Но, увы, нет у пожилой женщины тихой и спокойной старости. Переживает она за одного из сыновей, который увлекся зеленым змием.

    - Вот и караулю его день-ночь, - горестно вздыхает старушка. - За что Бога прогневала, не знаю.

    И ее худенькие плечики задрожали от тихого плача. Наступает неловкая пауза. И я понимаю, что мне хочется посмотреть на того дяденьку, из-за которого так убивается его мать - участница Великой Отечественной войны, зенитчица, орденоносец.

    Но мы, к сожалению, не встретились: сын Лидии Матвеевны находился на лечении в наркологии. Может быть, опомнившись, он поймет, что обязан ухаживать за матерью и воздавать ей должное при жизни? Ведь потом будет поздно...

    Нина СУГЛОБ

    Фото из семейного архива

Добавить комментарий

    
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: