Наши Сервисы: RSS Подписка

«Свободная пара» завершила сезон

    «Свободная пара» завершила сезон


    Очередной сезон сызранская драма закончила сдачей нового спектакля по пьесе итальянских драматургов Дарио Фо и Франки Раме «Свободная пара». Произошло это на прошлой неделе. А саму постановку зрители увидят уже в новом сезоне.
    Довольно непросто было настроиться на предстоящий спектакль из-за увиденной не так давно на сцене Таганки постановки с Марией Ароновой и Борисом Щербаковым. Кстати, они играли эту пьесу и в Сызрани. Кроме того, за роль главной героини брались блистательная Любовь Полищук и Елена Ваенга (последняя, судя по отзывам, не очень удачно). Поэтому в сознании поневоле возникали характерные образы главных героев. Хотелось предугадать, кого же из сызранских актеров выбрал для роли режиссер. Не получилось. Однако сюрприз ждал не одну меня. Для коллег-актеров и зрителей работа Татьяны Ермолиной-Леднёвой в роли главной героини тоже оказалась откровением. Актриса уже давно не выходила на сцену в премьерных спектаклях. Возможно, поэтому она с такой жадностью взялась за работу над ролью. Татьяна отдавалась игре вся без остатка, заодно демонстрируя прекрасную фигуру и шикарные волосы. Поэтому зал искренне смеялся, когда смеялась она, и безутешно грустил из-за ее переживаний. Очень хорошо в паре с ней смотрелся и Андрей Бурнаев. Однако партнерша временами его переигрывала. Внимание зрителей было приковано в основном к ней. Но для этой постановки «затенение» героя даже желательно, поскольку пьеса - о проблемах и переживаниях женщины.
    Спектакль очень быстро развеял прежние образы, возникавшие ранее в голове. Режиссер Владимир Коломак (напомним, что он уже ставил в сызранской драме «Изобретательную влюбленную») во многом ушел от текста пьесы. С самых первых минут зрители увидели, как воплощен прием «театр в театре». Актеры при включенном во всем зале свете занимались своими делами. Казалось, еще чуть-чуть - и они спустятся со сцены в партер. И на протяжении всей постановки зритель видел, как строится пьеса. Перед ее началом режиссер обозначил, что происходящее будет носить характер сиюминутности. Поэтому сидящим в зале предлагалось обмениваться репликами с актерами. Правда, к сожалению, ни на одно из обращений не отреагировали. Волнение? Возможно. Для того чтобы легко импровизировать со сцены, нужно перестроиться с привычного хода спектакля.
    Несмотря на то, что пьеса не предполагала глубокого психологизма образов, это не помешало режиссеру раскрыть одну из весьма насущных проблем семейной жизни. Главная героиня страдает от нехватки внимания мужа-инженера, увлеченного идеей свободного брака. Но лишь только она находит собственное счастье с другим человеком, у супруга вспыхивают собственнические чувства и даже нечто похожее на прежнюю любовь. По описанию сюжет краток, однако он насыщен тонкими нюансами и наблюдениями за семейной жизнью. Каждая из ситуаций в лучших традициях комедии дель арте доведена до гротеска (вспомним, например, «Укрощение строптивой»). Если муж душит жену - то обязательно до смерти. Если он герой-любовник - то непременно окажется без нижнего белья. Если сын заставляет мать заниматься спортом - то у него обязательно возникнут тренерская шапочка и свисток. Таких примеров можно привести очень много.
    Интересны символы, которыми режиссер насытил постановку. Так, очень удачно обыграны манекены с одеждой, имитирующие женское тело. Сначала Татьяна Ермолина размещает их на вешалке, потом безжалостно гладит утюгом. Это ее старая одежда, груз измен мужа, повисший на плечах. А когда героиня начинает меняться, становится независимой, манекены убираются со сцены. До того Андрей Бурнаев успевает даже станцевать с ними танго. Более того, он не находит спрятавшуюся за манекеном супругу. Этим подчеркивается, что он не замечает ее женской сути.
    У режиссера Владимира Коломака в спектакле появился некий промежуточный персонаж (Владимир Ярыгин). Он и сын главной героини, и влюбленный в нее мальчик, и профессор, с которым она хочет найти свое счастье. Кроме того, он иногда появляется на сцене, чтобы принести какие-то предметы или убрать их, обыгрывая каждую ситуацию. Этот персонаж и сам в какой-то мере является предметом игры. Введение его в пьесу можно оценить со знаком плюс, поскольку оно позволяет усилить эффект буффонады. Кроме того - перевести длинные реплики героини в диалоги.
    Эффект игры подчеркивают и складные декорации. Они словно появляются ниоткуда. Сначала на сцене есть лишь рамка, изображающая окно и символизирующая связь героини с внешним миром. Потом к ней добавляются вешалки с одеждой, олицетворяющие ее прошлое и настоящее. Еще немного - и на сцене уже стоят ванна с занавесками, кровать в рюшечках. Эти предметы высвечивают определенные моменты по ходу пьесы, усиливают характеры героев.
    Больше двух часов Татьяна Ермолина и Андрей Бурнаев держали зал. Даже момент, когда актеры вышли из декораций, зритель доверчиво принимал как продолжение пьесы. Практика показала: нужно почаще выводить на сцену старший состав труппы. Из наблюдений за ходом спектакля можно сделать и еще один вывод. Похоже, Сызранский драмтеатр вышел на новый виток своего развития. «Свободную пару» можно было бы с успехом показывать даже на столичных подмостках.
    Елена ОСИПОВА

Добавить комментарий

    
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: