Наши Сервисы: RSS Подписка

Яркая жизнь полковника Хмурого

    Яркая жизнь полковника Хмурого

     

    У подъезда дома, в котором живет Пётр Максимович Хмурый, цветет сирень. Ее запах дурманит и кружит голову. Небольшой ветерок нежно шевелил шторы на окне, из которого раздавалась песня в исполнении Клавдии Шульженко. Впрочем, было бы странно слышать здесь другую музыку. Об этом я сказала, переступив порог квартиры.

    - Ну почему же, - улыбнулся хозяин. - Еще я очень люблю песни о летчиках.

    И совсем неожиданно для меня вместе с дочерью - Людмилой Петровной Эппле - они затянули:

    - Пора в путь-дорогу,

    Дорогу дальнюю, дальнюю, дальнюю идем...

    С такой вот оптимистической ноты началась наша очередная встреча с участником Великой Отечественной войны, кавалером орденов Отечественной войны второй степени, Красной Звезды, «За службу России» и Почетным гражданином города Сызрани Петром Максимовичем Хмурым.

    Я общаюсь с ним не впервые. Но каждый раз открываю для себя все новые и новые эпизоды в его героической биографии.

    Во время всего нашего разговора Людмила Петровна находится всегда рядом. Понятно, что все рассказы отца дочь знает наизусть. И было заметно, как она шевелила губами, словно все за ним повторяя. А в глазах - такая глубокая нежность и любовь, что при взгляде на этих людей мурашки бежали по коже.

    - Всю жизнь папа для меня служит образцом отца, мужа, семьянина, - рассказывает Людмила Петровна. - Шестьдесят три года они прожили с мамой в любви и согласии, и мы с братом Юрием всегда ощущали это на себе. Когда мне понадобилось уехать, чтобы окончить институт, мама тяжело заболела. И именно папа принял волевое решение оставить дома моего девятимесячного ребенка и самому ухаживать за ним и за больной супругой. Он ночами напролет просиживал у ее постели.

    Мы все втроем замолчали, а дочь тесно и нежно прижалась к отцовскому плечу. И я искренне ей позавидовала. Ведь у нее самой уже есть внуки, а она рядом с отцом может почувствовать себя маленькой и беззащитной девочкой. И это так здорово! Невооруженным глазом было видно, что в этом доме царят любовь, нежность и безграничное уважение.

     

    Легенда о пяти рублях

     

    Итак, родился Пётр Максимович в Ставропольском крае в селе Новокиевском. Семья была многодетной - шестеро детей. Сызмальства все трудились на колхозных полях. Про эти символические пять рублей в семье ходят легенды. Все случилось в 1939-м, во время выпускных экзаменов. Вдруг в небе появился самолет, покружил-покружил и сел в поле. Ребятня повыскакивала из окон и дверей.

    - Дяденька, дай прокатиться, - попросил Петя летчика.

    - А у тебя деньги есть? - рассмеялся пилот.

    - Сколько? - выдохнул паренек, еще не понимая, где он вообще возьмет деньги.

    В колхозах в те времена живых денег не водилось: одни трудодни да палочки в ведомостях. Но тем не менее Петя стремглав бросился вдоль села - от одного дома к другому. Набрал пять рублей и побежал назад, опасаясь, как бы пилот не передумал. Тот разрешил сесть в самолет, и они взлетели. Это было незабываемое чувство. В тот миг паренек подумал про себя: «Буду летать». И это решение стало судьбоносным.

    Летом Пётр поступил в аэроклуб Нальчика. Все для сельского паренька было в диковинку. А когда ему выдали стипендию, чуть дар речи не потерял: 250 рублей для него были целым состоянием. Ни копеечки за два месяца не потратил парнишка. Прятал деньги в портянке. Однажды приехал отец, который привез на рынок целую бричку арбузов. Выручил 50 рублей.

    - Пойдем, я гостинец тебе куплю, - предложил он сыну.

    Только вот покупки для всей семьи на глазах у изумленного отца стал делать Пётр. Человек, проработавший в колхозе долгое время, никогда в руках не держал такой суммы - 500 рублей.

    - Я тогда отцу два костюма купил, - вспоминает Пётр Максимович с какой-то тихой и радостной улыбкой, глядя куда-то мимо меня.

     

    Война

    В 1940 году Пётр стал курсантом Сталинградского военно-авиационного училища. Через год на истребителе И-16 совершил более двух десятков полетов. Кольцо вокруг Сталинграда сжималось теснее. Плотной стеной в небе стояли фашистские бомбардировщики. Город буквально горел. По приказу главнокомандующего все мужское население, в том числе и курсанты летного училища, были зачислены в 62-ю действующую армию.

    - Нам была поручена охрана тракторного завода от вражеских диверсантов, - вспоминает Пётр Максимович. - Кроме того, мы сбрасывали с крыш зажигательные бомбы. Невозможно забыть тот ужас и ад, когда горела даже Волга. Столько лет прошло, а у меня до сих пор в ушах стоят слова нашего командира: «Ни шагу назад!» И мы, курсанты, воспринимали их как клятву.

    Потом историки подсчитают, что в те страшные дни каждые одиннадцать секунд погибал солдат. Хмурый позже узнает о том, что из 62-й его товарищей-курсантов осталось в живых только тридцать человек. И тех переправили в спешном порядке на левый берег Волги. Петра ранило в ногу. Он долго восстанавливал здоровье в военном госпитале. А потом сел за штурвал самолета, и начнутся его будни в роли инструктора.

    - Ты нам нужен здесь, - жестко прозвучит приказ.

    А его, как известно, не обсуждают.

    Конечно, Хмурый, как и все его однокурсники, мечтал попасть на фронт. Но командование разглядело в нем качества, которые даны далеко не каждому, даже самому отличному летчику. Это - терпение, умение объяснить, способность принимать соответствующие решения.

    До конца войны Пётр Максимович обучил два выпуска. И до сих пор с гордостью рассказывает о том, как его курсанты сражались в Прибалтике, Польше, Германии.

    - Ни разу никто из них меня не подвел, - констатирует он.

    Тот исторический день, когда стало известно о капитуляции фашистской Германии, ветеран помнит, как будто это было вчера.

    - У меня был плановый полет, - рассказывает он. - Вдруг слышу в наушниках приказ с земли: «На посадку! Война закончилась!»

    - Я не знаю, какими словами можно описать чувства, охватившие меня в эти секунды, - взволнованно произносит Пётр Максимович. - Знаете, я взял на свой страх и риск и выпустил все ракеты, которые у меня были.

     

    Мирная жизнь

    После войны Петра Хмурого направили в центр реактивной авиации под Ленинград. Случится так, что он первым сядет за штурвал и оценит возможности реактивного истребителя, а затем филигранно посадит машину. Это была еще одна профессиональная победа Петра. Неслучайно ему доверили обучать руководящий состав. А его представители, в свою очередь, обучали подчиненных в частях.

    Служил Хмурый и в Польше. Было предложение остаться там. Но знания, умения, опыт и мастерство очень нужны были в Советском Союзе. И летчик отправился в Саратов, где был создан второй реактивный центр.

    Потом будет учеба в Грозном на высших методических курсах, а затем и назначение в Сызрань на должность командира эскадрильи. В нашем городе ему даже пришлось обучать большую группу офицеров из ГДР.

    Пережил Пётр Максимович и время, когда произошло сокращение Вооруженных Сил, а истребители стали резать на металлолом.

    - Папа стоял на балконе и как-то обреченно глядел в небо, - рассказывает Людмила Петровна. - Я попыталась о чем-то спросить его, он мягко, но твердо взял меня за плечи, развернул и закрыл за мной дверь. Не хотел показывать семье, как сильно переживает.

    Пока Пётр Максимович летал, Надежда Степановна охраняла семейный очаг, вела хозяйство, воспитывала двух детей: сына Юрия и дочь Людмилу. Оба они выросли достойными людьми. Людмила 43 года отдала отделу городского народного образования, создав Ресурсный центр и подняв методическую работу на самый высокий уровень в регионе. Юрий пошел по стопам отца, стал летчиком и прослужил в вертолетном училище г. Сызрани в должности летчика-инструктора.

    Более 25 лет Пётр Максимович трудился в системе военных представительств на предприятиях оборонной промышленности страны в Сызрани (на заводе «ТЯЖМАШ») и Запорожье. Десять лет был членом городского Комитета ветеранов войны и военной службы.

    Особая страница в биографии Петра Максимовича - его общественная работа. Будучи депутатом горсовета, он решал многие жилищные вопросы. Но самым главным считал военно-патриотическое воспитание. Неслучайно в 2013 году ему было присвоено звание Почетного гражданина г. Сызрани.

    Наша беседа с Петром Максимовичем затянулась. Но время пролетело незаметно. Хотелось его слушать и слушать. А еще любоваться его реакцией, живым интересом к происходящим событиям, умением радоваться и огорчаться. Мысленно я сравнивала его с мореным дубом - крепкий, несгибаемый, с офицерской выправкой. Он до сих пор в их огромной семье (пять внуков и семь правнуков) остается ведущим, как в авиации.

     

    Нина СУГЛОБ.

    Фото из семейного архива.

    Фото: Анатолий Горлов.

Добавить комментарий

    
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: