Наши Сервисы: RSS Подписка

Он прожил на сцене сотни чужих жизней

    Он прожил на сцене сотни чужих жизней

    ...Когда Карыгин шел по улице, с ним здоровался чуть ли не каждый встречный. Борис Романович так этому радовался! С удовольствием входил в контакт с людьми, приглашая их на очередной спектакль. В этом-то и состояло народное признание Мастера. Трепетное отношение к зрителю - вот что было одной из основных черт актера.
    - Каждый раз перед спектаклем он волновался так, как будто выходил на сцену в первый раз, - рассказывает главный режиссер театра им. А. Н.Толстого, заслуженный деятель искусств РФ Виктор Курочкин. - И было в этом нечто трогательное: большой артист, выход которого сразу же срывал овации зрителей, чувствовал свою высокую миссию, которую нес, и боялся, как бы не разочаровать тех, кто находился в зале.
    В руках у заслуженной артистки РСФСР Лидии Дымовой - флакончик корвалола, с которым она не расстается все эти дни. И понять ее можно. Потеря партнера, с которым она прошла рука об руку несколько десятилетий, прожила на сцене десятки жизней, - утрата невосполнимая.
    - У него всегда были живые глаза, которые никогда не врут, - тихо говорит Лидия Георгиевна. - И ведь каждую роль Борис Романович пропускал через свое сердце. Вот и наступил момент, когда оно однажды не выдержало.
    ...Его заметил в одном из спектаклей Куйбышевского ТЮЗа тогдашний главный режиссер сызранского театра (увы, ныне покойный) Александр Авраамович Ривман и сразу же пригласил к себе. Тогда, в шестидесятые годы, наш драматический гремел на всю страну: здесь подобралась целая плеяда замечательных артистов - супруги Юрковские, Скляревские, Крупенникова и Белый, Чичкова и Стрепетов, Шмаков и другие.
    Молодой Карыгин сразу же зарекомендовал себя как артист разнопланового амплуа, бережно и с особой любовью относящийся к своей работе. Среди его персонажей были и герои-любовники, и вельможи, и даже... Баба-яга. О каждой его новой роли говорили зрители, “на Карыгина” ходили не только заядлые театралы. Неслучайно он был признан мастером сцены, артистом высшей категории. В 1998 году указом Президента РФ ему было присвоено почетное звание “Заслуженный артист Российской Федерации”.
    Борису Романовичу была чужда звездность. Он любил всех, кто служит Мельпомене, - от коллег до рабочего сцены. И все платили ему тем же.
    - Все свои заметные роли я сыграла в паре с Борисом Романовичем, - со слезами в голосе говорит Любовь Сазонова. - Он понимал все, старался помочь, если что-то не получалось. Как с ним было легко играть! Не раз он говорил, что театр - это вторая армия, где дисциплина - превыше всего.
    И в тот последний для себя день Борис Романович пришел в театр, имея в кармане больничный лист. Прогулялся, как обычно, по сцене. Заглянул в гримерку, пошутил с коллегами, сел на диванчик. И вдруг как-то странно захрапел. “Скорая“ приехала быстро, но помочь артисту, увы, медики уже не смогли.
    Как-то недавно в разговоре со мной Борис Романович взялся сосчитать, сколько же им сыграно ролей. Споткнулся на цифре 200.
    - Но ведь это еще не все, - как-то очень оптимистично прозвучало из его уст. И он горячо принялся рассказывать о предстоящей работе - роли князя Дулебова в “Талантах и поклонниках” А. Островского. Сцена для него была всем.
    Провожали Бориса Романовича в последний путь шквалом аплодисментов. Он заслужил их по праву. Завтра - девять дней, как Актера нет с нами...
    Нина СУГЛОБ

Добавить комментарий

    
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: